Насколько выгоден газовый бизнес в России?

«Для привлечения инвестиций в газовый бизнес России нужны гарантии» 

alt
— убежден президент ООО «Нортгаз» 

— Фархад Тимурович, каковы результаты работы Нортгаза в 2003 году? 

— Нами добыто 4 млрд кубометров газа и 832 тыс. тонн нестабильного газового конденсата. Весь добытый газ реализован на внутреннем рынке. Объемы добычи могли быть значительно выше, но независимые производители столкнулись с такими проблемами, как ограничение приема сырья в газотранспортную систему (ГТС) и затоваривание Сургутского завода стабилизации конденсата. В результате рост добычи вынужденно замедлился. 

— Как вы оцениваете перспективы Нортгаза на ближайшие годы? 

— У нас, как у любой молодой компании, большие планы. В нынешнем году мы вплотную приступили к работе на Восточном куполе Северо-Уренгойского месторождения, ввод в эксплуатацию которого намечен на 2008 год. Еще один большой проект — строительство совместно с НОВАТЭКом конденсатопровода и завода по переработке конденсата в Пуровском районе Ямало-Ненецкого АО. Однако в отрыве от процесса общего реформирования отрасли дать реальную оценку бизнесу нашей компании, равно как и другим независимым производителям, очень сложно. По заверениям правительства РФ, реформы начнутся в ближайшее время, рассмотрение первых законопроектов намечено на июнь текущего года. 

— Насколько выгоден газовый бизнес в России? 

— Заниматься газовым бизнесом, бесспорно, выгодно, вне зависимости от того, в какой стране этот бизнес выстроен. Другое дело, что в России слишком велики риски: пока не очень понятно, в каком направлении будет проходить реформирование газовой отрасли, какие реальные шаги предпримет государство для демонополизации рынка. Частный газовый бизнес в России выгоден, но, чтобы привлечь необходимые инвестиции, нужны гарантии. Осторожность инвесторов в отношении России сопряжена с отсутствием серьезной, работающей законодательной базы. 

— Назовите основные риски для независимых производителей. 

— Первое — это отсутствие законодательной базы, четко регулирующей отношения участников газового рынка. Проблемы, связанные с транспортировкой газа по российским магистралям, с доступом в ГТС добывающих компаний, не входящих в структуру ОАО «Газпром», пожалуй, наиболее остры. 

Вторая проблема — отсутствие понятной программы реформирования газовой отрасли. В последнее время в Газпроме все чаще говорят о переходе ко второму этапу реформирования компании, однако в чем заключался первый этап ясно далеко не всем. Планы реформирования монополии должны быть известны не только менеджменту компании, но и правительственным структурам, а также другим участникам газового рынка, судьба которых напрямую зависит от будущих реформ. 

Еще одна серьезная проблема — замораживание многих проектов разработки новых газовых месторождений. Сложности с подключением того или иного месторождения к ГТС возникают уже на этапе экспертизы проектов разработки месторождений. 

Рассматривала ли ваша компания возможность участия в развитии ГТС и на каких условиях? 

— Нортгаз готов принять участие в расширении и развитии ГТС, но нерешенным и по сей день остается вопрос, каким образом мы сможем вернуть вложенные средства — через тарифы, систему свободного допуска в ГТС или как-то еще. Ответить на этот вопрос пока не могут ни в Газпроме, ни в соответствующих структурах. Пойти на столь масштабные и дорогостоящие проекты без каких-либо гарантий мы не можем. 

Есть ли у компании желание экспортировать газ? 

— Естественно, есть. Однако маловероятно, что экспортные рынки в ближайшие годы будут предоставлены независимым производителям. 

Какие первоочередные меры должно принять государство для стабилизации работы сектора независимых производителей газа? 

— Должен быть принят комплекс мер. В первую очередь нужно решить вопросы о вводе новых месторождений в строй с подключением их к ГТС и систематизировать процедуру утверждения документов на разработку месторождений. Далее: устранить проблемы, связанные с транспортировкой и реализацией газа как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Но «точечными» действиями ограничиваться нельзя, необходимо разработать комплексную программу реформирования, создать сценарий, которого придерживалось бы и государство, и Газпром, и независимые производители газа. 

В газовой отрасли России между государством и Газпромом, по сути, поставлен знак равенства. Такое положение вещей противоречит не только интересам развития отрасли, но и росту российской макроэкономики, а также государственным политическим интересам. Коммерческая компания с преобладанием частного капитала (а это, заметим, 61,63%) не может и не должна брать на себя регулирующие государственные функции. 

Отсюда следует центральный вывод. Необходимо усилить роль государства и расширить его полномочия за счет ограничения соответствующих полномочий Газпрома. Такие области, как доступ к недрам, системам транспортировки газа, импорт газа в Российскую Федерацию, концептуальные обоснования перспектив развития газовой отрасли страны с учетом расширения независимой газодобычи и освоения новых регионов, должны составлять компетенцию государства и только государства.

News Reporter

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *